Правильное определение начала течения срока исковой давности

Для правильного определения начала течения срока исковой давности необходимо в том числе определить, какое именно право обращающегося за судебной защитой лица нарушено в том или ином случае (Определение Верховного Суда РФ от 29.01.2018 N 310-ЭС17-13555 по делу N А14-3727/2016).

ФНС России обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании сельскохозяйственной артели несостоятельной (банкротом).

В ходе конкурсного производства в реестр требований кредиторов артели включены требования кредиторов на сумму 8 169 434 рубля 79 копеек. Арбитражным управляющим сформирована конкурсная масса, от реализации которой получено 5 271 962 рубля 51 копейка. Данные денежные средства израсходованы на погашение текущих обязательств. Требования кредиторов, включенные в реестр, остались непогашенными.

После завершения конкурсного производства арбитражным судом с ФНС России как с заявителя по делу о банкротстве было взыскано вознаграждение в пользу арбитражного управляющего, а также вознаграждение за оказанные услуги в пользу привлеченных им лиц в общей сумме 832 043 рубля 1 копейка.

Сославшись на то, что в результате действий арбитражного управляющего конкурсная масса уменьшилась, в том числе на 1 083 266 рублей 67 копеек, что стало причиной нехватки средств для погашения возникших впоследствии судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему, переложенных на ФНС России, уполномоченный орган обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с арбитражного управляющего 832 043 рублей 1 копейки в возмещение убытков.

Арбитражный управляющий заявил о пропуске срока исковой давности.

Удовлетворяя исковое требование, суд первой инстанции исходил из того, что обращение уполномоченного органа о взыскании денежных средств в свою пользу основано на возмещении им как заявителем расходов по делу о банкротстве, возникших вследствие неправомерных действий арбитражного управляющего. Возможность предъявления такого требования у ФНС России появилась только после взыскания с нее сумм упомянутых расходов. С учетом этого суд признал срок исковой давности непропущенным. Ранее поданное уполномоченным органом заявление о возмещении убытков, рассмотренное в деле о банкротстве, имело под собой иное основание, являлось, по своей сути, косвенным иском, направленным на защиту интересов должника и всех его кредиторов путем взыскания денежных средств в конкурсную массу.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, исходил из пропуска срока исковой давности, согласившись с наличием у уполномоченного органа права на иск в материальном смысле. Как указал суд, недостаточность имущества, в связи с которой оплата расходов по делу о банкротстве была возложена на ФНС России, находится в причинно-следственной связи с действиями, совершенными арбитражным управляющим в 2010 году, то есть за пределами срока исковой давности.

Суд округа согласился с выводами суда апелляционной инстанции.

В свою очередь, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ отметила следующее.

В рамках рассмотрения дела суды апелляционной инстанции и округа сочли, что начало течения срока исковой давности связано с моментом осведомленности уполномоченного органа о совершении арбитражным управляющим незаконных действий по расходованию средств должника.

Однако по общему правилу пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса РФ начало течения срока исковой давности зависит, прежде всего, от того, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Следовательно, для правильного определения начала течения срока исковой давности необходимо, в том числе, определить, какое именно право обращающегося за судебной защитой лица нарушено в том или ином случае.

Моменты получения истцом (заявителем) информации об определенных действиях ответчика и о нарушении этими действиями его прав могут не совпадать. При таком несовпадении исковая давность исчисляется со дня осведомленности истца (заявителя) о негативных для него последствиях, вызванных поведением нарушителя.

Обращаясь с заявлением о возмещении убытков в рамках дела о банкротстве артели, уполномоченный орган, действуя в интересах гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов, полагал, что в результате необоснованного завышения текущих расходов на оплату услуг привлеченного лица пострадали интересы данного сообщества, что выразилось в невозможности наиболее полного погашения требований кредиторов.

Предъявляя иск по настоящему делу, ФНС России преследовала защиту другого материального интереса, заключающегося в минимизации собственных расходов - судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему, отнесенных на уполномоченный орган на основании пункта 3 статьи 59 Закона о банкротстве как на кредитора с особым статусом - заявителя по делу о банкротстве.

Суды апелляционной инстанции и округа не приняли во внимание, что заявитель по делу о банкротстве объективно имеет интересы, выходящие за рамки интересов обычного кредитора. Так, основной интерес кредитора состоит в получении из конкурсной массы денежных средств в счет погашения обязательства должника (интерес в приросте имущества кредитора за счет конкурсной массы). Интерес же заявителя по делу о банкротстве, помимо этого, состоит и в том, чтобы на него не были переложены негативные последствия нехватки у должника средств на финансирование процедур несостоятельности (интерес в недопущении уменьшения имущественной массы заявителя в результате инициирования им дела о банкротстве).

Срок исковой давности для ФНС России как кредитора артели (истца по заявленному в деле о банкротстве косвенному иску) действительно начал течь с момента осведомленности уполномоченного органа о совершении арбитражным управляющим незаконных действий по расходованию средств должника, поскольку именно с этого момента кредитор не мог не знать о нарушении его права на получение причитающегося из конкурсной массы. О нарушении же права заявителя по делу о банкротстве (о посягательстве на уже имеющееся у заявителя имущество) последний должен узнать в момент, когда он объективно имел возможность получить информацию о совокупности фактов: о противоправном расходовании управляющим конкурсной массы, о недостаточности оставшейся конкурсной массы для погашения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему и о предъявлении заявителю требования о компенсации названных расходов за его счет.

Следовательно, оснований для признания срока исковой давности пропущенным по мотивам, приведенным судами апелляционной инстанции и округа, не имелось.

В цену иска ФНС России включила два вида своих затрат: во-первых, суммы, взысканные с нее в пользу арбитражного управляющего в качестве его вознаграждения; во-вторых, суммы, взысканные с уполномоченного органа в пользу лиц, привлеченных для обеспечения проведения процедур банкротства.

В отношении первого вида затрат Судебная коллегия отмечает следующее.

Если возложение на заявителя по делу о банкротстве расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему вызвано неправомерным расходованием самим арбитражным управляющим конкурсной массы, по общему правилу защита соответствующего права (интереса) заявителя должна осуществляться через подачу им возражений со ссылкой на недопустимость извлечения управляющим преимуществ из своего незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 Гражданского кодекса РФ). Такие возражения должны быть поданы заявителем и рассмотрены судом при разрешении ходатайства арбитражного управляющего о взыскании вознаграждения с заявителя по делу о банкротстве.

Применительно к настоящему делу ФНС России после завершения конкурсного производства в отношении артели при разрешении требования о взыскании вознаграждения арбитражного управляющего могла возражать против возложения на нее данных расходов в пределах сумм причиненных управляющим убытков, указывая на необходимость отказа в удовлетворении требования управляющего.

Однако соответствующие возражения не были рассмотрены судом при разрешении обособленного спора о взыскании вознаграждения. По смыслу разъяснений, изложенных в абзаце третьем пункта 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25.12.2013 N 97 "О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве", если вопрос (возражение) о снижении вознаграждения арбитражного управляющего не был рассмотрен судом при установлении соответствующего вознаграждения, участвующее в деле о банкротстве лицо вправе потребовать от управляющего возврата соответствующей части выплаченной ему суммы. Данные разъяснения в силу пункта 1 статьи 3 Федерального конституционного закона от 04.06.2014 N 8-ФКЗ "О внесении изменений в Федеральный конституционный закон "Об арбитражных судах в Российской Федерации" и статью 2 Федерального конституционного закона "О Верховном Суде Российской Федерации" являются действующими и обязательными к применению.

Таким образом, в этой части не исключалась возможность предъявления ФНС России иска о возврате управляющим суммы вознаграждения уполномоченному органу.

В отношении второго вида затрат Судебная коллегия исходит из следующего.

При рассмотрении обособленных споров о взыскании с уполномоченного органа в пользу третьих лиц вознаграждения за услуги, оказанные ими в процедурах банкротства, ФНС России в качестве возражения в принципе не могла ссылаться на внутренние отношения кредиторов с арбитражным управляющим, касающиеся предыдущего расходования конкурсной массы (пункт 3 статьи 308 Гражданского кодекса РФ). Поэтому в данной части в рамках упомянутых обособленных споров расходы в любом случае подлежали взысканию с уполномоченного органа. При этом такое взыскание не освобождало виновное лицо от выплаты заявителю компенсации в возмещение возникших убытков.

Таким образом, заявленное уполномоченным органом в настоящем деле требование о возврате управляющим полученного им вознаграждения и о последующем переложении на него расходов на оплату услуг привлеченных лиц (пункты 1 и 3 статьи 59 Закона о банкротстве) как на лицо, виновное в недостаточности средств должника на их покрытие, является допустимым средством правовой защиты, которое могло быть применено в настоящем деле (пункт 1 статьи 393 Гражданского кодекса РФ).

С учетом изложенного Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ отменила постановления апелляционного суда и суда округа, дело направила на новое рассмотрение.

Источник: http://consultant.ru

 

 

 

← Назад к списку
Контактные телефоны
+7 (8652) 56-30-21
+7 (8652) 56-22-38
+7 (8652) 56-32-43